Enco de Krev
Я твой ананакс (C)
Название главы: Глава 3 Дарамское поле «Le Valet des Deniers»
Основные репортеры: пов: Ричард Окделл; пов: Робер Эпинэ; пов: Туххуп-ло-Марапон;
Место действия: Дарамское поле
Время действия: -
Персонажи: Ричард Окделл; Рокэ Алва; епископ Бонифаций; Эмиль Савиньяк; Жан Шеманталь; Робер Эпинэ; Мильжа Жаватна; Туххуп-ло-Марапон из рода Парасксиди; Виссиф-ло-Лаллион из рода Парасксиди; Серон-ло-Гискуляр из рода Шаримлетай; Адгемар Кагетский; Луллак; Бушуша-ло-Марзук; Марахон-ло-Барах; Харамма-ло-Мадихш;

Перед битвой на Дарамском поле Ричард вспоминает, что его отцу, когда он впервые оказался в бою, было на год меньше, чем сейчас ему самому. Тогда талигойцы дрались с гаунау, силы противников были примерно равны, но фок Варзов, в то время еще генерал, предпринял неожиданный маневр, и гаунау отступили. Ричард уверен, что сегодня они проиграют: "Против шести с половиной талигойских тысяч и полусотни пушек и мортир Адгемар выставил двадцать тысяч бириссцев и около ста тысяч кагетского ополчения". Ричард считает, что правильной стратегией при таком соотношении сил было бы наносить молниеносные удары и уходить, но Первый маршал решил дать генеральное сражение.
Единственным преимуществом талигойцев могли стать две рощицы, но Алва поставил пехоту в чистом поле на виду у кагетов. И Бонифаций, и Савиньяк сомневаются в победе, но Алва говорит, что ничего, кроме численного превосходства, Адгемар им противопоставить не сможет.
— Мне б вашу уверенность, Рокэ. — Эмиль был напряжен, как струна. — Вам легче, вы уже влезали в подобные драки.
— Нет, — сверкнул зубами Ворон, — я тоже не влезал. Если вы имеете в виду Альтхекс, то нас там было не меньше, чем один к семи.
— Я имел в виду Винную улицу.
— А, так вы о поединках… Уверяю вас, предел человека — двенадцать, в крайней случае четырнадцать врагов, если они, конечно, умеют держать шпагу. Впрочем, — Рокэ задумался, — не знаю, можно ли подобную комбинацию называть поединком.
— Не лукавьте, герцог, вы уложили раза в два больше.
— Ну, — протянул Рокэ, — там были свои обстоятельства, но вернемся к нашим казаронам.

Алва остается с пехотой, Бонифаций защищает обоз, Савиньяк ждет на опушке. Ричарду приказано отправляться вместе с Савиньяком, а когда начнется бой, он должен будет присоединиться к Бонифацию. К группе офицеров подъезжает Шеманталь, весь обвешанный взятым в Барсовом ущелье золотом. Также украшен и его конь. Бонифаций спрашивает, почему адуаны не воспользовались драгоценностями для эсператистских клириков. Шеманталь отвечает, что при епископе не хотели осквернять религиозных символов, ведь и эсператисты, и олларианцы верят в одного Создателя. Бонифаций говорит, что эсператисты верят неправильно и благословляет их на богохульство.

Тем временем их противники полностью уверены в своей победе, хотя между кагетами и бириссцами есть ощутимая неприязнь. Мильжа (тарам в переводе с бири означает "вождь") явственно презирает Туххупа-ло-Марапона, главу казаронского ополчения, который командует правым крылом (70 тысяч). Робер считает, что с талигойским войском вполне справились бы и "барсы", а казароны, среди которых есть и богачи, и бедняки, не похожи на настоящую армию и будут только бестолково метаться по полю: "Эпинэ видел, как Ворон у Альтхекс погнал дриксенскую конницу на собственную пехоту, и что из этого вышло! И это при том, что кавалерия кесаря славилась дисциплиной и выучкой!" Левым крылом (15 тысяч) командует Луллак, племянник Адгемара, который гораздо талантливее Туххупа.
Луллак озабочен, он предполагает, что часть талигойской пехоты прячется в рощах и просит позволения начать атаку вместе с "барсами", которые ударят в центр. Но Адгемар отдает предпочтение Туххупу.

Из мыслей Туххупа мы узнаем, что Адгемар принадлежит к роду Хисранда-Ханда, его отца звали Вардшеваз, а деда - Луллак. А еще о том, что некогда племянник Адгемара справился с холтийскими дикарями. Туххуп планирует после победы захватить власть и прогнать из Кагеты "барсов". Его родовой замок называется Марапон, а на гербе изображен золотой орел, который потрясает огромной секирой.
К флангу Туххупа приближаются всадники в казаронском золоте и всячески оскорбляют кагетов (цута ута Бацута - кагетское ругательство). Туххуп приказывает своей дружине покарать святотатцев, а Бушуша-ло-Марзук, Марахон-ло-Барах, Серон-ло-Гискуляр, Виссиф-ло-Лаллион вместе с казаронами Нижней и Средней Кагеты должны повести своих людей на талигойскую пехоту. После расправы с адуанами Туххуп планирует ударить врагам в бок. Казароны Верхней Кагеты и воины Хараммы-ло-Мадихша должны оставаться на месте до получения приказа.

Луллак просит у Адгемара позволения показать Роберу свой фланг, Адгемар отказывает. В это время им сообщают о странных всадниках, которые появились перед правым флангом. Робер видит, что талигойцы верхом на полуморисках, которых кагеты не догонят. Он не сомневается, что казаронов заманивают в ловушку, но не предупреждает Адгемара, поскольку все еще считает талигойцев своими.
Казароны разделяются. Меньшая часть преследует "золотых" всадников, большая направляется к пехоте. Внезапно на поле боя начинается мешанина: казароны спешиваются и собирают разбросанное на земле золото, сборщиков топчут следующие волны собственной конницы, между кагетами вспыхивают драки. Те, кто продолжает наступать на пехоту, спутывают ряды, часть из них направляется к обозу. Робер уверен, что обоз - это тоже ловушка.
Луллак просит позволения ударить справа, Адгемар отказывает. Со стороны обоза слышны взрывы, кагетские всадники продолжают уничтожать друг друга. Луллак рвется в бой, но Адгемар говорит, что Туххуп победит талигойцев или погибнет, защищая Кагету.

В главе так же упоминались персонажи: Эгмонт Окделл; Вольфганг фок Варзов;

Полезные описания:
Недостатки кагетской конницы:
В Талиге полковые лошади примерно одинаковы. Конечно, офицеры побогаче заводят себе морисков и макланов, но соразмеряют их бег с возможностями остальных коней, а всадники и лошади знают свое место в строю. Кагеты же отродясь не воевали такой массой. Да, многие из них были хорошими наездниками, а у некоторых были сносные кони, но хватало там и перекормленных, и, наоборот, полудохлых с голоду.
Казароны, желая похвастаться многочисленностью личных дружин, притащили с собой всех, кого могли найти. Естественно, по краям ставили воинов на хороших лошадях и в добротных одеждах, а внутри, где не видно, всадники сидели чуть ли не на водовозных клячах. Пока дружины стояли на месте, это придавало им внушительности, как только они сорвались в галоп, произошло неизбежное. Передние наездники, краса и гордость казаронских дружин, ушли вперед, за ними нещадно нахлестывали лошадей те, кто поплоше, сквозь которых прорывались обладатели хороших скакунов из задних рядов.


@темы: Адгемар Кагетский, Бушуша-ло-Марзук, Виссиф-ло-Лаллион из рода Парасксиди, Вольфганг фок Варзов, Дарамское поле, Жан Шеманталь, КнК, Луллак, Марахон-ло-Барах, Мильжа Жаватна, Ричард Окделл, Робер Эпинэ, Рокэ Алва, Серон-ло-Гискуляр из рода Шаримлетай, Туххуп-ло-Марапон из рода Парасксиди, Харамма-ло-Мадихш, Чтения, Эгмонт Окделл, Эмиль Савиньяк, епископ Бонифаций, пов: Ричард Окделл, пов: Робер Эпинэ, пов: Туххуп-ло-Марапон