11:01 

Красное на красном. Часть третья. Глава десятая

Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Название главы: Глава 10 Сагранна «Le Quatre des Bâtons»
Основные репортеры: ПОВ: Ричард Окделл; ПОВ: Робер Эпинэ;
Место действия: Сагранна
Время действия: -
Персонажи:Рокэ Алва; Ричард Окделл; епископ Бонифаций; Клаус Коннер; Эмиль Савиньяк; Курт Вейзель; Робер Эпинэ; Машир-ло-Сауник; Мильжа Жаватна; Ламброс; Жан Шеманталь;

Алва приказывает Коннеру доставить ультиматум Адгемару Кагетскому. В качестве издевки вместе с посланием ему будет вручен настоящий бритый лис. Последнее не вызывает у офицерского состава особых восторгов, но Алва говорит, что главное - размах, и если они въедут в Олларию верхом на казаронах, никто не вспомнит об этой шутке. Вейзель сомневается в победе, спрашивает, как армия пройдет по горам, и Алва отвечает, что намерен взять штурмом Барсовы Врата, чем сильно удивляет всех присутствующих. Вейзель и Савиньяк говорят о том, что крепость неприступна, Алва соглашается и добавляет, что даст кагетам два месяца, чтобы в этом убедиться.
— Два месяца? — внимательно слушавший Бонифаций хитро глянул на Проэмперадора. — Почему именно два?
— Потому что с Кагетой нужно покончить до холодов. Неожиданность, Ваше Преосвященство, бывает двух видов. Когда вас еще не ждут, и когда вас уже не ждут.
То, что я слышал о наших дорогих «барсах» и не столь дорогих казаронах, заставляет усомниться в их терпении. Сначала они разбушуются, но через месяц им все надоест. Воякам станет скучно спать одетыми и воздерживаться от попоек. Надо полагать, вся толпа за неимением врага внешнего обратит свой пыл друг на друга.
— Вы рассчитываете на раздоры в кагетской армии? — быстро переспросил епископ.
— Я рассчитываю сыграть свою игру.
— Рокэ, — подался вперед Савиньяк, — зачем ждать, если можно ударить сразу? Наше появление будет полной неожиданностью. Бириссцы уверены, что мы еще в Варасте.
— Хорхе знает свое дело. Через два месяца они будут в этом уверены еще больше. Мне нужны бакраны, Эмиль, а им раньше, чем к концу лета, не успеть.

Дальше речь заходит о Золотом Договоре. Идея ударить по Кагете хороша с военной точки зрения, но если талигойская армия войдет в Сагранну, на Талиг набросятся все. Алва дает понять, что учел и это, но карт своих так и не раскрывает.
Тем временем Робер Эпинэ в Барсовых Вратах наблюдает прибытие упомянутого выше ультиматума: двое огромных козлов, покрытых барсовыми шкурами, на одном из которых лицом к хвосту сидит голый всадник, а на другом прикреплена клетка с лисом, пытаются прободать ворота крепости. Ссылаясь на обычай своего народа, комендант Машир-ло-Сауник просит Робера и оказавшегося рядом с ним гайифского теньента Ламброса застрелить всадника и козлов. Те выполняют просьбу. В снятом с одного из убитых козлов футляре Робер видит письма. Он узнает почерк Алвы, и это напоминает ему о неудачном восстании.
Робер Эпинэ как наяву увидел грубый крестьянский стол, желтоватый бумажный лист, быстрые рваные строки и печать с распластавшимся в полете Вороном. «…Если вы и в самом деле привержены старым предрассудкам, мы скрестим шпаги, в противном случае вас ждет королевское правосудие, а я умываю руки»…
Эгмонт Окделл был привержен старым предрассудкам, он принял вызов и погиб, как человек Чести и Глава одного из Великих Домов. Робер пытался удержать герцога, но тот рассудил по-своему. Что ж, казни он, по крайней мере, избежал.

Алва поет песню, которая вводит Дика в некое подобие транса - он начинает чувствовать камни. Шеманталь предупреждает, что петь ее нехорошо, потому что она рассказывает о рождении Горного Зверя: "Камень вступает в брак с водой, и рождается Зверь. Его бег — это бег Смерти, его гнев — это гнев Камня, его безумие — это безумие Воды". Вейзель говорит, что столь поэтично бакраны называют сель.

В главе так же упоминались персонажи: Адгемар Кагетский; Эгмонт Окделл;

Полезные описания:

Барсовы Врата:
...Барсовы Врата стерегут двенадцать тысяч бириссцев, ущелье перегорожено каменной стеной, укрепленной тяжелыми гайифскими пушками, при которых состоят не менее гайифские артиллеристы.
— Ущелье прямое и широкое, как дворцовая аллея. Промахнуться там просто невозможно, — буркнул Вейзель. — В Барсовых Вратах хранится десятая часть сокровищ кагетских казаров. Так сказать, на черный день. Адгемар считает надежным не только место, но и коменданта, и гарнизон.
...о пушках на придорожных скалах. Там еще и камни приготовлены, чтобы обрушить на голову штурмующих. А теперь, Курт, вам самое время вздохнуть и сообщить, что мы свою артиллерию использовать для штурма не можем, так как крепостные орудия простреливают дорогу далеко вперед и снесут любую батарею, а у нас только легкие пушки и мортиры.
Как, господа, будете мне напоминать о достоинствах гайифских кулеврин и полукулеврин или поверите на слово, что я осведомлен об их возможностях?
единственная обходная тропинка расположена очень неудобно. Эмиль, будьте так любезны, объясните моему оруженосцу, что отряд, который рискнет сунуться в обход, уничтожат во время спуска, а если он все же проскочит, защитники стены успеют развернуться и всех вырубить.


запись создана: 03.11.2015 в 09:06

@темы: Эмиль Савиньяк, епископ Бонифаций, Эгмонт Окделл, Чтения, Сагранна, Рокэ Алва, Робер Эпинэ, Ричард Окделл, ПОВ: Робер Эпинэ, ПОВ: Ричард Окделл, Мильжа Жаватна, Машир-ло-Сауник, Ламброс, Курт Вейзель, КнК, Клаус Коннер, Жан Шеманталь, Адгемар Кагетский

   

ОЭ - Чтения

главная