ОЭ-читатель
Название главы: Красное на красном. Часть третья. Глава 9 Сагранна «Le Deux des Bâtons»
Основные репортеры: ПОВ: Ричард Окделл;
Место действия: Сагранна
Время действия: -
Персонажи: Рокэ Алва; Клаус Коннер; Ричард Окделл; Лаква; Бакна;

Рокэ, взяв с собой Ричарда направляется к бакрам. Сначала он посылает вперед себя Клауса с адуанами, потом едет сам. В лагере остается Дьегаррон. А Савиньяк с Вейзелем выдвигаются в к Вентозке.
По пути к бакранам, Рокэ обсуждает с Клаусом особенности Сагранны и ее обитателей.
Вскоре они встречают бакранов. Те приветствуют отряд Рокэ. Клаус полагает, что заночуют они в нижней деревне, а утром поднимутся в главное село, где вождь обещал устроить совет вождей.
У ворот деревни их встречают Лаква – старейшина деревни, сын его Ихла и премудрая Гасса. Они приветствуют спешившихся гостей, и приглашают их войти в дом и разделить еду. Вождь берет под руку Рокэ, его сын – Клауса, а Ричарду остается вести в поводу лошадей.
Предложенный радушными хозяевами пир вызывает у Ричарда острый приступ тошноты, но Рокэ спокойно угощается предложенным. К счастью, ужин не затягивается надолго.
Рокэ убеждает хозяев постелить им на свежем воздухе. И перед отходом ко сну, бакраны выставляют ему трех женщин, для соблюдения обряда.
Рокэ рассеянно наблюдал за беготней, и тут перед ним предстали три женщины. Две постарше и одна совсем молоденькая в черной юбке с алой каймой по подолу. Голову бакранки охватывала вышитая лента, из-под которой на спину падали темные волосы, такие густые, что с успехом могли бы заменить плащ. Старухи что-то лопотали, девушка молчала, смотря на гостя полными надежды глазами. Алва повернулся к Клаусу:
— Чего они хотят?
— Ох, монсеньор… Обычай у них тут срамной.
— Даже так? — поднял бровь Ворон. — Уже любопытно.
— Ну, короче, девка эта — вдова. И все одно — девка, у бакранов, жабу их соловей, замуж отдают, когда десять сполняется, а жить молодуха с мужем начинает, когда старша́я в доме дозволит. А у этой незадача вышла — мужа седуны прикончили, когда он со стадом за Регалону ходил. Так она, уж простите, ребенка просит. Поверье у них — если баба понесет от чужака, которого больше не увидит, то вроде как ихний Бакра мужа ее на побывку отпустил. Чтоб, стало быть, дело мужское до ума довел.
— Прелестно. Я не против оказать этой козочке услугу.
Ворону все же удалось удивить проклятого адуана. Клаус уставился на кэналлийца так, словно видел его впервые.
— Монсеньор, вы что, взаправду? Она ж того, козлу молится.
— Но сама ведь не коза, — пожал плечами Рокэ. — Дева недурна собой, а я не имею обыкновения отказывать хорошеньким женщинам в подобной малости. И потом, если этот… Вакра?
— Бакра, — поправил Клаус, все еще хлопая глазами.
— Если этот Бакра полагает, что так надо, почему б не улучшить здешнюю породу? В конце концов не иметь бастардов в наше время просто неприлично. Как по-бакрански «да» и «пойдем»?
— «Олли» и «баймун».
— Благодарю, полковник. Сударыня, — Алва поклонился бакранке с вышитой лентой, словно герцогине. — Олли, баймун!

Когда Рокэ уходит развлекаться с бакранками, Ричард предается размышлениям о том, как низко пал его эр. И как он может так унижать Катари. Рокэ возвращается лишь под утро, и Дик засыпает только с его возвращением.
Утром отряд выступает в главное село. По пути Рокэ просит Клауса научить его местным вежливым оборотам речи. Девушка, с которой он провел ночь, провожает его с крыши своего домика.
В верхнем селе их встречает старейшина Бакна. Рокэ велит Ричарду присмотреть за лошадьми и угостится местным хлебом и сыром. Ричард пытается возразить, но Алва настаивает.
Со скуки Ричард вступает в разговор с адуаном, с которым его оставили. Тот охотно рассказывает Ричарду об особенностях управления и ухода за козлами. Но разговор принимает для Ричарда неприятный оборот и Окделл спешит свернуть с него. Адуан, по имени Марьян – успевает высказать Дику общее адуанское мнение, что Рокэ – великий полководец и они все его любят, а Оскар был гордецом и самодуром и расстреляли его верно.
Уже под самый вечер из хижины Старейшены вылетает Бакна и требует чтобы ему принесли лису.

В главе так же упоминались персонажи: Эмиль Савиньяк; Хорхе Дьегаррон; Курт Вейзель; Ихла;

Полезные описания:

Описание Саграннского Хрепбта + немного истории.
По обе стороны дороги громоздились прорезанные желтыми и черными промоинами скалы, за которые цеплялись ползучие растения с белыми, словно бы вылепленными из воска цветами. На уступах росли деревья с серебристой корой, они б вполне сошли за сосны, если б у тех вместо иголок выросли маленькие круглые листочки. Вверху, высоко-высоко, золотились облитые солнцем снега, внизу шумел поток, навстречу которому из темной расщелины вырывалась то ли маленькая речка, то ли большой ручей.
Сагранна… Знаменитый пояс Золотых земель! В те года, от которых не осталось ничего, кроме сказок, Саграннский хребет отделял Золотую Империю от некогда грозного Саймурского царства. Теперь по обе стороны гор веруют в одного Создателя, но местные племена упрямо чтят старых богов. Кто барсов, кто орлов, кто козлов.
Сагранна покоряла, вытесняя из сердца все чувства, кроме восхищения могуществом сил, взметнувших к небесам увенчанные снегами каменные гребни. Мэтр Шабли говорил, что когда-то здешние горы дышали огнем, но теперь драконы мертвы, и пламя уступило место льду.

О горе где живут бакранцы
По́лвара, где обитали бакраны, в переводе означало «Пыльная гора», но на самом деле представляло собой мешанину невысоких желто-серых гор и долин, в которых бесновались мутные реки.
Когда отряд Проэмперадора вступил в Полвару, Дик понял, почему это место называется именно так. Мелкая серая пыль скрипела на зубах, лезла в глаза и нос, тучами взмывала вверх при малейшем дуновении ветра. Росшие вдоль дороги жалкие кустики казались серыми, конские копыта глубоко проваливались в похожий на муку порошок, смоляные волосы Рокэ за какие-то полчаса стали совсем седыми, да и все они походили на вооруженных до зубов безумных мельников.

Животный мир Сагранны
Странное место эта Сагранна, — задумчиво произнес Алва, — почему-то здесь звери больше, чем в других местах. Тушканы эти ваши, дикие петухи, козлы… Говоришь, в холке до пяти бье?
— Около того. Людей запросто таскают.

Устройство деревни
Деревня показалась, когда солнце коснулось снежных вершин, окрасив их алым, а в долинах начал подниматься туман. Наверху пыли и впрямь было поменьше, но место все равно казалось ужасно унылым — ни деревца, ни кустика, только серый и грязно-белый камень да крупный, хрустящий песок. Селение опоясывала сложенная из валунов невысокая толстая стена, но башен в ней почему-то не было. Из-за стены торчали высоченные шесты, украшенные козьими черепами.
— Алтарь Бакры, — шепнул Клаус, выразительно глянув на козлиных наездников. — Такие во всех поселках есть. Самый главный был на горе Бакра, но его бириссцы разгромили.
Лишившись общества Клауса, Ричард был вынужден полагаться только на свои глаза, а глаза ему говорили, что они угодили к дикарям, причем дикарям жалким. Пахло пылью и навозом, из-за стен раздавалось многозначительное блеянье. Домишки с их плоскими крышами и отсутствующими трубами казались чудовищно убогими, нищету не скрывали даже стремительно сгущавшиеся южные сумерки.
Пользуясь последними светлыми минутами, Дик с любопытством разглядывал сложенные из булыжников и каменных плит хаблы (жилища саграннских горцев), обведенные каменными стенами в человеческий рост, на верху которых копошились полуголые ребятишки и неподвижно стояли женщины в черных и цветных юбках и мужчины в балахонах из некрашеной шерсти. Если бириссцы отпускали длинные волосы и усы, то бакраны коротко стриглись и носили бороды, короткие у тех, кто помоложе, и длинные, окладистые у стариков. Обитатели поселка молча смотрели на странных гостей, но попыток сойти со стен и присоединиться к процессии не предпринимали.
Лачуга, к которой их в конце концов подвели, принадлежала самому Лакве, но ее внутренность подтвердила худшие опасения Дика.
Пространство между оградой и домом являло собой некое подобие хлева, в дальнем углу очумело кричала собравшаяся рожать коза, вокруг которой суетились две старухи. Внутренность резиденции бакранского старейшины была немногим лучше. Единственным ее достоинством были разве что внушительные размеры. Углы хаблы терялись во мраке, где-то в глубине плакал грудной ребенок, на лавках возились еще пятеро или шестеро ребятишек.
Крыша опиралась на четыре закопченных столба, посредине в углублении тлели угли, над которыми что-то жарилось. Оставалось благодарить судьбу, что они не оказались здесь в ненастье. К счастью, ветра не было, и дым благополучно уходил через отверстия в потолке. У очага колдовала крепкая тетка, на подхвате у которой было несколько девочек-подростков. Мужчины приволокли грубо сколоченные козлы, на них водрузили доски, которые, в свою очередь, прикрыли кое-как выделанными кожами.

Вкусовые предпочтения племени Бакры
Ричард с некоторой оторопью наблюдал, как на столе вырастает груда еды довольно-таки подозрительного вида. Перед въездом в деревню Дик опрометчиво решил, что проглотит козла с рогами и копытами, но, глядя на чем-то набитые кишки с желудками и дурно пахнущие сырные головы, понял, что отнюдь не голоден.
Самым страшным, однако, оказалась чаша с еще дымящейся кровью и чьи-то глаза, с укором глядевшие с плоского глиняного блюда. Юноша, стараясь изо всех сил не смотреть на жуткое угощение, уставился на своего эра. Алва посоветовал оруженосцу соблюдать спокойствие и невозмутимо опустился на указанное ему место, велев Дику встать сзади.
Дика не смягчило даже испеченное на угольях мясо. Во-первых, к нему полагалась ядовито-зеленая трава, очень похожая на болотную локуру, и какая-то напоминающая дерюгу гадость, заменявшая в здешних местах хлеб, а во-вторых, юноша нечаянно взглянул на руки подававшей кушанье женщины.

Бакна
Гостей приветствовал тот самый Бакна, о котором было столько разговоров. Знаменитый старейшина бакранов оказался худым невысоким стариком в платье из козьей шерсти, перепоясанном сплетенным из кожи поясом и в кожаных сапогах без каблуков


@темы: Эмиль Савиньяк, Чтения, Хорхе Дьегаррон, Сагранна, Рокэ Алва, Ричард Окделл, ПОВ: Ричард Окделл, Лаква, Курт Вейзель, КнК, Клаус Коннер, Ихла, Бакна Первый