14:39 

Красное на красном. Часть третья. Глава 2

ОЭ-читатель
Название главы: Красное на красном. Часть третья. Глава 2 Оллария «Le Trois des Coupes»
Основные репортеры: ПОВ: Ричард Окделл; ПОВ: кардинал Сильвестр
Место действия: Оллария
Время действия: -
Персонажи: Ричард Окделл; Реджинальд Ларак; Август Штанцлер; Рокэ Алва; Кардинал Сильвестр;


Ричард узнает от конюшего, что герцогу Алва привезли письмо из Надор. Как Ричард знает, письмо от Эйвона Ларака о том, что герцогиня больна и просит сына к себе. Кансильер считал что Рокэ Алва не сможет отказать в этом оруженосцу. Ричард упоминает, что письма он боялся – нет ничего хуже, чем ложь о здоровье родственников, как говорят суеверия. Тем более, что когда письмо было направленно в стране был мир, а теперь война и отъезд Ричарда по выдуманному предлогу, будет расценен как трусость. Ричарда это терзает, так же как и мысли, что для Алвы Окделл обуза.
Последнюю неделю Алва был дома всего два раза. Первый маршал метался между дворцом, казначейством и ближними военными лагерями. Рокэ окружали адъютанты, ординарцы, посыльные, среди которых места оруженосцу не нашлось. Первому маршалу Талига услуги Ричарда Окделла без надобности, а Талигойе и королеве он нужен живым — эта война не последняя! Дик вздохнул и взялся за книгу — старые сказания были тем немногим, что скрашивало жизнь Катари, и Дик копался в библиотеке в надежде отыскать что-то, чего королева еще не знала. Теперь поискам придет конец — в Надоре нет ничего, что не было б в Гайярэ.
Ричард вспоминает как живут в Надоре. Потом вспоминает, что не смотря на это отец дослужился до генерала Талига. И все вокруг становится ему окончательно противно.
Но тут ему докладывают, что к нему пришел кузен.
Реджинальд говорит с Диком о его поездке в Надор и как-то очень невнятно убеждает то ли уезжать, то ли не уезжать. Но Ричард с его слов принимает решение не ехать в Надор и просит Реджинальда написать письмо от имени Эйвона что герцогиня пошла на поправку и более не требует сына к себе. Однако Реджинальд отказывается и по счастливой случайности в этот же момент подъезжает карета со Штанцлером.
Эр Август выкладывает Ричарду свой взгляд на крупные политические события.

Далее повествование переносится в кабинет Кардинала Сильвестра, куда приходит Рокэ.
В ходе разговора кардинал стенает о том, что Алва допустил политический промах, на что Рокэ только удивленно поднимает брови и ведет себя достаточно безрассудно и равнодушно, к страданиям кардинала.
Сильвестр пытается добиться от Алвы плана компании, но Первый Маршал ничего ему не сообщает. И даже жестко отказывает
— Только начинаете? Помнится, девять лет назад в этом самом кабинете вы меня назвали сумасшедшим, потому что я решил обойтись без пехоты. Семь лет назад сие почтенное звание было подтверждено из-за того, что я не стал ждать весны, а ударил осенью. Пять лет назад я сошел с ума, рванув через болота, которые кто-то там объявил непроходимыми, а все и поверили. Считайте меня рехнувшимся, мне не жалко, только не мешайте. Война — мое дело и ничье больше.

Когда Ричард возвращается в особняк, его зовут к Алве. По дороге Ричард размышляет о том, как бесславно все кончается. Что Алва идет в ловушку и ему, Ричарду, Алву в общем-то жаль.
Алва выспрашивает у Ричарда о его родственниках и об Эйвоне. Дожидается, пока Ричард сам того не зная проболтается о том, что знает содержание письма. После чего распоряжается, чтобы Окделл собирался на войну и «дарит» Ричарду Сону. А заодно обещает познакомить со своими порученцами.

В главе так же упоминались персонажи: Эйвон Ларак; Мирабелла Окделл; Пако

Полезные описания:
Быт Надора
Глядя на старинную миниатюру, где коленопреклоненный рыцарь целовал вуаль плачущей дамы, Ричард понял, что не хочет домой. Он не хочет сидеть бесконечными осенними вечерами в старом зале и слушать, как матушка и Эйвон то вспоминают о былых временах, то сетуют на обвалившуюся крышу. Дик никогда не любил этих вечерних встреч, а после смерти отца они стали совсем невыносимыми. Если вернуться — все начнется снова.
Воображение Ричарда не дремало, в два счета нарисовав унылую и безнадежную картину. Матушка смотрит на вернувшегося сына так, словно во всем виноват именно он, Эйвон вздыхает и жалуется на здоровье, сестры молчат и тыкают иголками в пяльцы, хотя никому не нужными вышивками забиты все сундуки Надора. У камина жарко, в двух шагах от него — холодно, глаза слезятся от дыма, за окнами воет ветер, на потолке с каждой осенью прибавляется трещин и копоти, а семейство Окделлов сидит и ждет, когда придет их час, а как он придет, если ничего не делать?!

Пересказ политический событий, сделанный Августом Штанцлером для Ричарда Окделла
— Знаю, что ты чувствуешь. Ты хочешь на войну и боишься, что тебя сочтут трусом?
— Да, эр, — не стал отпираться Дик, — мой отец воевал.
— Да, воевал, — согласился кансилльер, — но как и с кем. Дик, я хочу, чтобы ты меня выслушал и постарался понять. Если кто-то узнает, о чем мы говорили, мне несдобровать. И Ее Величеству тоже, но я не хочу, чтобы ты уехал с тяжелым сердцем, считая себя изменником Талигойи. Я не знаю, почему бириссцы напали на Варасту именно сейчас. Они были верными вассалами Раканов, но признать марагонца не захотели.
Оллары выдавили бириссцев сначала в горы, потом за горы. Теперь они вернулись, то ли потому, что посчитали себя достаточно сильными, чтобы отомстить, хотя, к сожалению, отнюдь не тем, кто перед ними виноват. То ли их попросили Раканы. Не знаю, смог бы я пойти на такое даже ради победы, но дело сделано, Вараста разорена. Мы будем дважды преступниками, если не воспользуемся этим. Ты понимаешь, что я тебе говорю?
— Не совсем. Вы хотите, чтоб мы проиграли войну?
— Оллары ее уже проиграли, и только от нас зависит, чтоб ее не проиграли МЫ, талигойцы. Рокэ сам загнал себя в ловушку, он поклялся до зимы очистить Варасту, но это не под силу никому. Никому! По закону Проэмперадора, не исполнившего клятву, должны обезглавить, но до этого не дойдет. Скорее всего Рокэ позволят бежать в Кэналлоа. После этого Кэналлоа наверняка отложится от Талига и заключит союз с морисками. Ну и Леворукий с ними! Кэналлийцы были, есть и будут чужаками, мориски им ближе, чем мы. Кэналлоа вступила в Золотую Империю после того, как пресекся род Борраска и Повелителями Ветров, к несчастью для страны, избрали их родичей Алва, в которых больше было от багряноземельских шадов, чем от Людей Чести.
Талигойя без Кэналлоа проживет, Дикон, а вот Оллары без Ворона — нет. Мы поднимем восстание и победим. На этот раз за нами пойдет вся страна.
— Вся?
— Вся, Ричард. Вараста давала треть нужного стране хлеба, теперь его придется покупать, а купцы, когда видят, что где-то чего-то не хватает, поднимают цену. Чтобы накормить беженцев, от которых никакой пользы, придется поднять налоги. Это возмутит крестьян и ремесленников. Люди не любят спасать других за счет своих детей. Если же беженцев не кормить, то они начнут грабить и убивать, в первую очередь тех, кто послабее. Результат один — страна проснется и поймет, кто виноват. Начнется война, Дорака и Олларов сметут, и вот в этой войне Ричард Окделл должен стать одним из первых.
Теперь ты понял, почему должен вернуться? Будет глупо, если тебя случайно, не зная, кто перед ним, убьет бириссец. Не станешь же ты кричать ему, что ты не враг, да и вряд ли эти варвары при всем их мужестве и благородстве знают Людей Чести по именам. Нет, Дик, предоставь «навозникам» гоняться за «барсами» и поезжай домой. Уверяю тебя, передышка будет недолгой. И дай мне слово до времени не влезать ни в какие авантюры, даже если тебе очень захочется. Ты себе такой роскоши позволить не можешь.


@темы: Эйвон Ларак, Чтения, Рокэ Алва, Ричард Окделл, Реджинальд Ларак, Пако, ПОВ: кардинал Сильвестр, ПОВ: Ричард Окделл, Оллария, Мирабелла Окделл, КнК, Кардинал Сильвестр, Август Штанцлер

URL
Комментарии
2015-07-31 в 15:39 

Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
:flower::flower::flower:
Возьму следующую главу)
Пару блошек заметила в тегах: ПОВ: кардинала Сильвестра, Эйвон Лара)

2015-08-02 в 20:06 

ОЭ-читатель
Спасибо, поправил. Поторопился

URL
   

ОЭ - Чтения

главная