Enco de Krev
Я твой ананакс (C)
Часть третья
«Le Mat» (Шут)

Il n'у a point d'accidents si malheureux dont les habiles gens ne tirent quelque avamage, ni de si heureux que les imprudents ne puissent tourner a leur préjudice. (Не бывает обстоятельств столь несчастных, чтобы умный человек не мог извлечь из них какую-нибудь выгоду, но не бывает и столь счастливых, чтобы безрассудный не мог обратить их против себя)
Франсуа де Ларошфуко


Название главы: Глава 1 Оллария «Le Un des Épées»
Основные репортеры: пов: кардинал Сильвестр
Место действия: Оллария
Время действия: -
Персонажи: кардинал Сильвестр; Август Штанцлер; Ги Ариго; Людвиг Килеан-ур-Ломбах; Вальтер Придд; Рокэ Алва; Фердинанд Оллар; Катарина Оллар; Бурраз-ло-Ваухсар из рода Гурпотай; Маркос Гамбрин; Леопольд Манрик;

Глава посвящена Совету Меча.
Кардинал обеспокоен вестями о бандах бириссцев, которые разоряют Варасту. Он не сомневается, что Штанцлер и его единомышленники рады новой войне, хотя и не может ничего прочитать по их лицам. По ходу совета кардинал замечает, что король, которого он двадцать лет отучал интересоваться государственными делами, ведет себя не по заранее оговоренному сценарию: вместо того, чтобы молча выслушать доклад кансилльера, а потом предложить высказаться Лучшим Людям, Фердинанд вызывает посла Кагеты Бурраза-ло-Ваухсар из рода Гурпотай.
Посол был красив и значителен — кагеты по праву считались красивым народом. Рядом со статным Бурразом похожий на худосочный грибок гайифец казался еще меньше, чем был на самом деле, но его присутствие говорило о многом.
Гайифа была давнишней соперницей Талига. После Двадцатилетней войны, в которой предок Рокэ Алвы изрядно ощипал имперского павлина, Гайифа избегала прямых столкновений, предпочитая загребать жар чужими руками. Талиг жил, воюя если не на западе, то на севере, теперь загорелась и южная граница, и Сильвестр больше не сомневался, что благодарить за это следует Его Величество Дивина Восьмого.

Фердинанд спрашивает, знает ли Адгемар о зверствах своих подданных, на что посол возражает, что бириссцы не являются подданными Кагеты. Фердинанд удивляется, что Адгемар ничего не знал о замыслах бириссцев, посол заверяет, что если бы знал, то обязательно бы написал, и объясняет, что у бириссцев нет единой головы, некоторые из них служат кагетам, которые вынуждены защищаться от холтийских язычников, но кроме этих, есть еще и независимые племена. После этого слова просит гайифский посол Маркос Гамбрин. Он говорит, что в свое время бириссцы были вытеснены с законной территории и теперь могут мстить за нанесенную обиду, а может быть местные жители и вовсе обознались, и это другие дикари. Гамбрин говорит то, что в переводе с дипломатического на человеческий можно перевести как: если Талиг введет войска в Сагранну, по Золотому Договору его будет ждать торговая блокада.
Кардинал чем дальше, тем больше удивляется Фердинанду, который ведет себя как настоящий король - не повторяет заученные слова, а говорит от себя. Это опасно тем, что сказанное на Совете Меча становится законом. Король выдворяет послов за дверь и обращается к Лучшим Людям, в первую очередь к маршалу Ги Ариго. Кардинал думает, что если Ариго знает о заранее подготовленном манифесте об отступлении за Рассану, то он будет рваться в бой, а если нет - то будет осторожен. Ариго высказывается воинственно, из чего кардинал делает неутешительный вывод, что король с королевой видятся не только во время церемоний.
Фердинанд спрашивает, есть ли у кого-то возражения Ариго, и слово берет кансилльер. Он говорит, что война с дикарями потребует неожиданных решений, которыми славен Рокэ Алва. Его поддерживает Катарина. Фердинанд спрашивает мнения министра финансов и коменданта Олларии. Манрик высказывается за отступление и говорит, что сможет занять беженцев на дорожных работах. Килеан поддерживает идею отправить Рокэ Алву на защиту южных рубежей.
Кардинал понимает, что это заговор. Штанцлер узнал о нападении загодя и спланировал все так, чтобы выставить сторонников отступления предателями. Вальтер Придд предлагает дать Алве полномочия проэмперадора Варасты, и тогда кардинал понимает, что заговор направлен не только против Талига, но и против Первого маршала. По закону проэмперадора наделяют королевскими полномочиями, но если он не справится со своими обязанностями, его казнят. Фердинанд колеблется между двумя решениями. Видя это, Штанцлер предлагает спросить самого Алву. Рокэ принимает вызов.

В главе так же упоминались персонажи: Дивин Восьмой; Адгемар Кагетский;

Полезные описания:
Совет Меча:
Триумфальный зал, где заседал Совет Меча, по праву считался одним из красивейших в Новом Дворце, но кардиналу было не до мрамора и бронзы...
...что делать с врагами, занимающими обитые черным атласом кресла Лучших Людей? (кроме того, есть отдельное кресло для кардинала)
Зашипели, готовясь пробить, часы, и с первым ударом распахнулись огромные двери черного дерева, украшенные вызолоченными накладками в виде остро отточенных мечей. Грянули фанфары, в Триумфальный зал вступила королевская чета, и Лучшие Люди встали, приветствуя Их Величеств.
По Кодексу Франциска Его Величество должен вести Совет Меча и в завершение оного подписать соответствующий манифест.
Манифест был готов еще вчера, каждая строчка тщательно выверена, но Дорак свято следовал форме, по своему усмотрению распоряжаясь содержанием. Фердинанду придется выслушать Лучших Людей и лишь после этого поставить под документом свою закорючку.
Кардинал в который раз со злым восхищением взглянул на портрет первого из Олларов, по милости которого кардинал Талига на Совете Меча обречен на молчание.
Фердинанд подвел Катарину к высокому креслу, подождал, когда та сядет, тяжело опустился рядом и с придыханием произнес заученные слова:
— Садитесь, господа. Мы собрали Совет Меча, чтоб выслушать и обсудить новости из Варасты. Господин кансилльер, доведите все, что вам известно, до Лучших Людей Талига.


Положение в Варасте и связанные с этим трудности:
Барсы дождались, когда сошел снег, и прыгнули. В первую ночь погибли две деревни, во вторую — четыре, в третью — еще три. Бириссцы появлялись из ниоткуда, и они не грабили, а жгли и убивали. Слухи о том, что седые дикари сотворили с соседями, распространялись, как степной пожар, заставляя крестьян бросать дома и засеянные поля, колоть скот и бежать. Губернатор Варасты доносил, что на одно разоренное село уже сейчас приходится три, если не пять покинутых, и это только начало.
Толпы голодных на дорогах, страх, отчаяние, злоба на власти, которые не могут защитить… Из этих семян к зиме вырастет неплохой бунт. Конечно, его подавят, но сколько на это уйдет сил и средств! Уже теперь очевидно, что своего хлеба не хватит. Зерно придется закупать втридорога, причем не год и не два, а самое малое лет пять.
С бирисской заразой можно покончить лишь одним способом — оставить Варасту и укрепить западный берег Рассанны, превратив восточный в пустыню. Бириссцы не пашут и не сеют, а только грабят, они не смогут ничего взять с разоренной провинции, и им не прорваться через быструю, многоводную реку, особенно если ее берега как следует охранять. Между Саграннскими горами и Рассанной вновь будет дикая земля, но это лучше затяжной драки, которая сожрет груды золота и тысячи жизней. Налоги, конечно, придется поднять. Хлеб хлебом, армия армией, но надо будет и холтийскому кану заплатить. Пусть Кульбабе накормит лошадей в кагетских садах, тогда бириссцам придется повернуться к Варасте спиной и спасать своего Адгемара.

Золотой договор (из сносок):
Золотой Договор был заключен в 178 году Круга Скал по инициативе королевства Талиг и Гайифской империи и подписан всеми существовавшими в то время государствами Золотых земель, кроме Холты и Кир-Риака. Целью договора было зафиксировать сложившийся в результате Двадцатилетней войны баланс сил и сформировать правила, облегчающие ведение дипломатических переговоров и решение спорных вопросов. В частности, Золотой Договор предусматривает «право присутствия». То есть в экстренных ситуациях дипломат, ведущий переговоры на чужой территории, может пригласить в качестве свидетеля и третьего лица представителя любой из стран — участниц Золотого Договора.
По одной из статей Золотого Договора, ни одно из подписавших его государств не претендовало на Саграннские горы и не могло самочинно вводить туда войска.

Про Гайифу (из сносок):
Конхессер - советник (гайи), один из высших штатских чинов гайифской иерархии.
На гербе Гайифской империи изображен павлин в венке из золотых роз.

Про Ги Ариго:
Ги Ариго командовал Южной армией, так что гоняться за бириссцами выпадало ему. Ги достаточно образован и хитер, чтобы понимать — его воинскую карьеру можно спасти только отступлением, да и плести интриги в столице приятней, чем искать по предгорьям бирисские банды, рискуя своей завитой головой.
— Ваше Величество! — Ариго вскочил стремительно и красиво. В алом родовом одеянии он походил на язык пламени.

Для обзоров!

запись создана: 29.06.2015 в 21:33

@темы: Фердинанд Оллар, Рокэ Алва, ПОВ: кардинал Сильвестр, Оллария, Маркос Гамбрин, Людвиг Килеан-ур-Ломбах, Леопольд Манрик, КнК, Катарина Оллар, Дивин Восьмой, Ги Ариго, Вальтер Придд, Бурраз-ло-Ваухсар из рода Гурпотай, Адгемар Кагетский, Август Штанцлер, Чтения, кардинал Сильвестр