Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Название главы: Красное на красном. Часть вторая «La Roue de Fortune». Глава 6 Оллария «Le Six des Coupes»
Основные репортеры: ПОВ: Ричард Окделл; ПОВ: кардинал Сильвестр
Место действия: Оллария
Время действия: -
Персонажи:Ричард Окделл; Рокэ Алва; кардинал Сильвестр; Август Штанцлер;

Алва возвращает Дику его фамильный перстень, дает деньги и сообщает, что Баловник отправится с нарочным в Надор, вместо него Дик теперь будет ездить на Соро. Дик сопротивляется, ему не хочется брать подачек от Ворона, но Рокэ настаивает. Он говорит, что не хочет, чтобы его оруженосец жался, как провинциальный дворянчик. Дик обещает больше не играть, но Рокэ говорит, что это вздор, Дик будет играть и проигрывать, потому что удача улыбается тем, кто смеется. Их беседу прерывает посланец от кардинала: Сильвестр хочет видеть первого маршала у себя. Напоследок Рокэ учит Дика правильно бить кулаком:
— Прекрасно. Я решил преподать вам урок. Так, на всякий случай, — маршал взял Дика за руку и с силой сжал ее в кулак, — большой палец должен быть снизу. Вот так. Теперь можно бить. Хотите оскорбить — цельте в глаз или в нос. В нос лучше — будет море крови. Если драться всерьез — бейте в горло или в челюсть. Понятно?
Рокэ говорит, что пока Дик при нем, он не станет чужой добычей, и просит предупредить об этом своих друзей.

Всю ночь кардинал провел за старыми астрологическими книгами, расследуя «дело об убийстве Эрнани Одиннадцатого и исчезновении священника Германа и унара Паоло Куньо». Наутро его мучает боль в суставах.
Его навещает Рокэ. Первый маршал выглядит свежим, не смотря на ночное приключение у Марианны. Кардинал говорит о том, что первым делом он сегодня услышал о карточных подвигах Рокэ, и поражается невероятной комбинации, давшей сорок пять очков. Рокэ признается, что сжульничал, и объясняет как именно, попутно доказывая, что Килеан - никудышний комендант. Сильвестр обещает подумать об этом и спрашивает, нет ли в книжной коллекции, оставшейся после Алваро, книг о Гальтаре.
— О Гальтаре? — В синих глазах мелькнуло подобие интереса. — Что именно?
— Почему Раканы ее оставили? Я помню, что сначала Эрнани, уж не помню какой по счету, принял эсператизм, но почему он перенес столицу?
— Кабитэла выгоднее расположена.
— В наше время. Но тогда больше думали не о торговле, а об обороне, а Кольца Гальтары были неприступными.
— Они и сейчас неприступны. Я видел их. Десять лет назад. Хорошо, я поищу книги. Помнится, была одна легенда, мой покойный брат имел глупость мне ее рассказать. Мне было лет пять, и я ужасно испугался.
— Что за легенда?
— Ваше Высокопреосвященство, вам же не пять лет.
— И все же.
— Под Гальтарой лежат огромные пещеры, в которых заключены Изначальные Твари. Они полуразумны, полубезумны и мечтают о дневном свете и теплой крови, но их сдерживают наложенные в незапамятные времена заклятия. Знали бы вы, как я натягивал по ночам на голову одеяло, представляя, как эти бестии вылезают из-под кровати и бросаются на меня. Думаю, тогда я использовал весь отпущенный на мою долю страх.
— С чем вас и поздравляю. И что было с этими чудовищами дальше?
— А вот об этом я забыл. Кажется, они как-то выбрались, а их загнали назад, но при этом то ли пропал, то ли погиб король, а его брат ударился в эсператизм и перенес столицу.


Больше всего на свете Дик мечтает скрыть свой проигрыш от Катарины и эра Августа, но понимает, что это невозможно. Он принимает решение посетить Штанцлера, чтобы сразу получить заслуженный нагоняй и очистить свою совесть.
Штанцлер встречает Дика очень холодно. Он говорит, что Ворон использовал глупость Дика, чтобы опозорить еще одного Человека Чести. Якобы про Эстебана никто не знал, и для всех ночной инцидент выглядел так, как будто кольцо Окделлов и Баловник на самом деле были у Килеана, а Алва вынудил его вернуть собственность законному владельцу. Если бы Дик догадался прийти к Штанцлеру и во всем повиниться, то они бы нашли управу на Эстебана, и никто бы ни о чем не узнал.
Штанцлер рассказывает Дику, что Алва никогда не проигрывает и спрашивает, чему его учит эр. Дик смущен. Он отвечает, что Алва берет его с собой тогда, когда этого требует этикет. Штанцлер удивляется, почему Дик не проигрался раньше, и ставит ему в пример Валентина или Северина, которые не болтаются без дела.
Штанцлер смягчается и рассказывает о невзаимной любви Килеана к Марианне. Дику очень близка эта беда, поскольку он сам тайно влюблен в ее величество и не надеется на взаимность. Он от всей души раскаивается в своем поступке и сочувствует Килеану, по чувствам которого Ворон протоптался кованными сапогами.

В главе так же упоминались персонажи: Марианна Капуль-Гизайль; Людвиг Килеан-Ур-Ломбах; Алваро Алва; Карлос Алва; Эрнани Первый; Эрнани Одиннадцатый№; отец Герман; Паоло Кальявэра; Катарина Оллар; Реджинальд Ларак; Валентин Придд; Северин Заль; Эстебан Сабвэ (Колиньяр);

Полезные описания:

Как Алва обыграл Килеана:

— Я собирался засвидетельствовать свое почтение Их Величествам, — светским тоном заявил Рокэ Алва, словно это что-то объясняло.
Сильвестр вздохнул, иногда ему ужасно хотелось всыпать в бокал Первого маршала содержимое своего пастырского кольца.
— Это делает вам честь, маршал, но при чем тут ваши карточные подвиги?
— Обычно я ношу колет, но вчера на мне был придворный костюм, а нынче мода на кружево, я уж не говорю про отвороты на рукавах камзолов и прочие карманы.
— Рокэ Алва, — кардинал внимательно посмотрел в красивое спокойное лицо, — вы хотите сказать, что сплутовали?
— Скорее, парировал чужой удар.
— Если вы не желаете оказаться в Багерлее, прекратите тянуть из меня жилы. Что вы сделали?
— Подменил колоду, когда господин граф угощал прелестную Марианну нюхательной солью. С ней, видите ли, случился обморок.
— Еще лучше. Герцог вступил в сговор с куртизанкой.
— Не я, Килеан. Милая баронесса, хоть и без удовольствия, подчинилась господину коменданту, но сумела намекнуть, чтоб я не обращал внимания, если ей вдруг станет дурно. Марианна не горит желанием оказаться под добродетелью, ей приятнее видеть сверху порок.
— У порока в отличие от добродетели весьма красивые глаза, так что баронессу можно понять. Итак, красавица вам сообщила, что Килеан намерен схитрить?
— О нет, — блеснул зубами Рокэ, — она лишь подтвердила мою догадку. Граф решил сменить тонто на вьехаррон, но он слишком игрок, чтоб не понимать — в этот вечер судьба от него отвернулась. Килеан не мог рассчитывать на удачу и взял дело в собственные руки. Перерыв ему понадобился для того, чтоб подготовиться. Я лишь последовал его примеру.
— И как же проходила битва гигантов?
— Сначала честно. Я немножко выиграл, граф, соответственно, проиграл, потом я увидел, как он «собирает» колоду на Сердце Молний. Он это делал очень хорошо, не жди я подобного, я б и не заметил. Мне предложили снять, я снял, и тут Марианне стало плохо. Разумеется, снятые карты вернулись на прежнее место, а я вспомнил, что Людвиг носит с собой нюхательную соль. Он с чувством выполненного долга передал флакон Дику, а я, благо все любовались на Марианну с расшнурованным корсетом, заменил колоду.
— Весьма поучительно. И граф попался?
— А что бедняге оставалось? Все колоды у Марианны одинаковы, он получил свои сорок четыре с заменой. Откуда ж ему было знать, что у меня не сорок два, а сорок пять?
— Ну а если б он заряжал колоду не на Молнии, а на Скалы?
— Ваше Высокопреосвященство. — В голосе Рокэ звучал упрек. — Вы же знаете, как я серьезно отношусь к резервам. Я зарядил четыре колоды. Самым трудным было их не спутать.
— Да, армия Талига в надежных руках.
— Чего не скажешь о столице. То, что Людвиг плутует, не самое страшное. Страшно, что он при этом проигрывает. Будь у него в голове хоть что-то, он бы вспомнил, что к Сердцу и Королю должен купить Чужого, а он к Сердцу и Чужому купил Короля. Не мог же я в самом деле таскать с собой восемь колод, это было бы слишком… Нет, Ваше Высокопреосвященство, Килеан — никудышный комендант.


запись создана: 06.02.2015 в 23:59

@темы: отец Герман, кардинал Сильвестр, Эстебан Сабве (Колиньяр), Эрнани Первый, Эрнани Одиннадцатый, Чтения, Северин Заль, Рокэ Алва, Ричард Окделл, Реджинальд Ларак, Паоло Кальявэра, ПОВ: кардинал Сильвестр, ПОВ: Ричард Окделл, Оллария, Марианна Капуль-Гизайль, Людвиг Килеан-Ур-Ломбах, КнК, Катарина Оллар, Карлос Алва, Валентин Придд, Алваро Алва, Август Штанцлер