13:09 

Красное на красном. Часть вторая. Глава 4

Vereeka
Песку в глаза, доской по голове и до свидания.
Название главы: Глава 4 Агарис «Le Huite des Coupes» (Восьмерка кубков)
Основные репортеры: ПОВ: Робер Эпинэ; ПОВ: Мэллит
Место действия: Агарис
Время действия:
Персонажи: Робер Эпинэ, Питер Хогберд, Альдо Ракан, Матильда Ракан, Енниоль, Мэллит


Робер обедает с бароном Питером Хогбердом, который вызывает у него омерзение своими манерами и откровенной продажностью. Барон пытается убедить Эпинэ, что Адгемар, правитель сопредельной с Талигом Кагеты, сам предложил свою помощь Альдо. И деньги гоганнов тут совершенно не при чем.

Робер не верит в подобную доброту, но понимает верность такого решения. Вараста, та самая область, на которую будут нападать люди Адгемара, - житница Талига, откуда идет основная масса хлеба. Если она будет разорена, это гарантирует голод в стране, а, значит, и бунты. Страна ослабнет настолько, что ее можно будет взять почти голыми руками.

Эпинэ думает, что хотел бы поехать вместе с Альдо, но тот приглашен на избрание нового Эсперадора, а это пропускать никак нельзя. Раканы не участвовали в подобном мероприятии двести лет, а там собираются все главы династических домов. Он думает, что магнус Истины Клемент действительно решил помогать изгнанникам. И вспоминает о найденном крысеныше, которого тоже назвал Клементом.

Монолог Хогберда (которого Робер даже не слушает) прерывает вошедшая Матильда. Ее не посвящают в планы по завоеванию Талига, но она насторожена внезапной "добротой" Адгемара. Хогберд обсуждает с вдовой, кто станет Эсперадором, и они сходятся на том, что должен победить Юнний. Питер бросается проводить Матильду к столу, опередив Робера, который думает, что Ракан скорее всего испытывала то же отвращение к Хогберду, что и он.

***

Мэллит уже выздоровела, но притворяется больной, чтобы обладать чуть большей свободой. Она тоскует по Альдо, но понимает, что встретиться с ним не выйдет, и рада уже тому, что может поговорить с Робером. Она предельно осторожна. Ее очень настораживает странное постороннее воздействие на Альдо, и Мэллит понимает, что между Раканом и неизвестным стоит именно магия гоганов.

В Агарисе не знают, что главное святилище общины находится в доме скромного Жаймиоля, и здесь же старейшины ведут тайные разговоры.

В ее комнату приходит Енниоль, чтобы спросить, как она себя чувствует. Мэллит прекрасно понимает, что старейшина волнуется именно потому, что от нее во многом зависит жизнь Альдо Ракана.

***

Робер собирается в Кагету. Он размышляет над тем, что если гоганы помогут вернуть трон Талига Ракану, то ему придется вести жизнь, подобающую герцогу.

Он собирается очень быстро, т.к. вещей у него мало, но особенное внимание он уделяет оружию. Его кинжал с молнией на клинке принадлежал еще маршалу Шарлю Эпинэ.

В семье к этому человеку относились по-разному. С одной стороны, именно он прикрывал отступление разгромленного Придда, с другой — уцелел во время захвата Кабитэлы и принял предложенную узурпатором должность. Дед и отец считали это позором, и Робер был с ними согласен, но фок Варзов полагал, что предок был прав. Дескать, дело воина защищать свою страну от внешних врагов, а не воевать со своими. Фок Варзов упрям, как бык, он их не выдал, но и не поддержал… Вряд ли ему понравится, что Робер Эпинэ станет добиваться от Адгемара разорения Варасты, но гоганы правы. Оллары не гнушаются ни подкупами, ни предательством, ни ударами в спину, значит, и против них хороши любые средства.

К нему приходит Мэллит. Он безумно рад ее появлению, но не хочет, чтобы ее поймали. Однако гоганни пришла затем, чтобы рассказать легенду о сынах Кабиоха:

— Достославный Енниоль рассказал вам о сынах Кабиоховых, — начала Мэллит — но имена их вами забыты, а звали их Флох, Рох, Оллиох и Вентох. Уходя, Он оставил ИХ, дабы правили Они миром Его именем и по закону Его. И было так, как было, пока не истек Срок, и не призвал Кабиох сынов своих, и ушли Они звездной Нитью, но перед исходом каждый избрал себе деву и породил наследника. И стали сыновья своих отцов величайшими властителями земными, исполненными мощи и мудрости.

Сын Флоха получил власть над огнем земным и небесным, и завещал ему отец коня, рыжего, как огонь. Сыну Оллиоха подчинились Воды, и подарил ему отец барана, белого, как пена морская. Но у Роха родились близнецы, а у Вентоха — дочь по имени Гарелли. И решил Рох, что вышедший первым из материнской утробы будет повелевать камнями, песком и плодородной землей и получит быка, черного, как земля, а младший, именем Гох, проживет свою жизнь простым смертным. Та же участь ждала и дочь Вентоха. И было так, как было, но мудрость Кабиоха превыше мудрости сынов Его, и встретил Гох, сын Роха, дочь Вентоха, и полюбили они друг друга великой любовью, и пошли от них мы, гоххоны, что значит «дети Гоха», правнуки Кабиоховы.

Это о нас. Теперь о Вентохе. Вновь вошел он к смертной деве, и в условный срок родила она сына, и завещал ему Вентох власть над ветрами и свору псов, быстрых, как облака, гонимые бурей. И покинули Флох, Рох, Оллиох и Вентох мир сей, повелев сыновьям своим править по закону Кабиохову, но потомки избранных забыли истину и отреклись от предков своих, растеряв силу. Так утратили забывшие право на наследство, и лишь мы, помнящие и верные, имеем право на него. Так говорят достославные, — Мэллит немного виновато взглянула на собеседника, — но Альдо из рода Раканов не должен отрекаться от своего первородства. Это принесет ему беду и не принесет нам счастья.

— Ты не веришь своим мудрецам? — И пусть не верит, лишь бы верила ему, лишь бы не уходила.

— Есть притча, — золотые глаза Мэллит словно бы потемнели. — Один человек зарыл в подвале своего дома вино из красных ягод. Он завещал сыну выпить его в день рождения внука, но тот пожалел вино, и сын его пожалел, и сын сына… Прошло четыре сотни лет, и последний в роду решил его выпить, и пригласил друзей, и откопал сосуд, но пережившее свой срок вино стало ядом. Я боюсь, что ядом стало и наследство Раканов, не нужно его трогать. Ты уходишь в дурной край, чей владыка хитер и корыстен, а воины жестоки. Ты начинаешь войну, но сможешь ли остановить?


Она говорит, что не хочет отъезда Робера, но так нужно. Их разговор прерывает появление Альдо, который удивляется, увидев ее. Мэллит собирается уходить, Ракан предлагает проводить. Робер поражается - неужели он тоже так себя вел с женщинами?

Робер достает бокалы, но когда Альдо тянется к корзине с вином, его кусает Клемент. Мэллит пугается и говорит, что это плохая примета. Они поднимают бокалы и желают Роберу доброй дороги.



В главе так же упоминались персонажи: Адгемар Кагетский, кардинал Сильвестр, магнус Клемент, магнус Оноре, магнус Юнний, Жаймиоль, Шарль Эпинэ, Эктор Придд, Анрий-Гийом Эпинэ,

Полезные описания:

Легенда о сынах Кабиоха
— Достославный Енниоль рассказал вам о сынах Кабиоховых, — начала Мэллит — но имена их вами забыты, а звали их Флох, Рох, Оллиох и Вентох. Уходя, Он оставил ИХ, дабы правили Они миром Его именем и по закону Его. И было так, как было, пока не истек Срок, и не призвал Кабиох сынов своих, и ушли Они звездной Нитью, но перед исходом каждый избрал себе деву и породил наследника. И стали сыновья своих отцов величайшими властителями земными, исполненными мощи и мудрости.

Сын Флоха получил власть над огнем земным и небесным, и завещал ему отец коня, рыжего, как огонь. Сыну Оллиоха подчинились Воды, и подарил ему отец барана, белого, как пена морская. Но у Роха родились близнецы, а у Вентоха — дочь по имени Гарелли. И решил Рох, что вышедший первым из материнской утробы будет повелевать камнями, песком и плодородной землей и получит быка, черного, как земля, а младший, именем Гох, проживет свою жизнь простым смертным. Та же участь ждала и дочь Вентоха. И было так, как было, но мудрость Кабиоха превыше мудрости сынов Его, и встретил Гох, сын Роха, дочь Вентоха, и полюбили они друг друга великой любовью, и пошли от них мы, гоххоны, что значит «дети Гоха», правнуки Кабиоховы.

Это о нас. Теперь о Вентохе. Вновь вошел он к смертной деве, и в условный срок родила она сына, и завещал ему Вентох власть над ветрами и свору псов, быстрых, как облака, гонимые бурей. И покинули Флох, Рох, Оллиох и Вентох мир сей, повелев сыновьям своим править по закону Кабиохову, но потомки избранных забыли истину и отреклись от предков своих, растеряв силу. Так утратили забывшие право на наследство, и лишь мы, помнящие и верные, имеем право на него. Так говорят достославные, — Мэллит немного виновато взглянула на собеседника, — но Альдо из рода Раканов не должен отрекаться от своего первородства. Это принесет ему беду и не принесет нам счастья.



запись создана: 17.01.2015 в 15:21

@темы: Агарис, Адгемар Кагетский, Альдо Ракан, Анри-Гийом Эпинэ, Енниоль Гавионн, Жаймиоль, КнК, Матильда Ракан, Мэллит, ПОВ: Мэллит, ПОВ: Робер Эпинэ, Питер Хогберд, Робер Эпинэ, Чтения, Шарль Эпинэ, Эктор Придд, епископ Оноре, кардинал Сильвестр, магнус Клемент, магнус Юний

   

ОЭ - Чтения

главная