Veter na doroge
Я вышел в путь...
Название главы: Красное на красном. Часть вторая. Глава 2 Агарис «Le Deux des Épées»
Основные репортеры: ПОВ: Робер Эпинэ; ПОВ: Матильда Ракан
Место действия: Агарис
Время действия:
Персонажи:Робер Эпинэ; Енниоль Гавионн; Альдор Ракан; Матильда Ракан; Питер Хогберд;


Робер и Альдо вооружившись реликвией рода Раканов, неким ларцом отправляются на тайное свидение с Енниолем. В личной беседе, Енниоль расказывает им о Звере.

— Знаки Четверых и Зверь, позабывший имя свое. Блистательные не понимают?
— Нет, — честно признался Альдо, — нелепость какая-то…
— Во времена, когда помнили ныне забытое, Зверь был знаком владык земных.
— Выходит, это, — Эпинэ запнулся, — это… старый герб Раканов?
— Можно сказать и так. — Старик предпочитал обращаться к Альдо. — Зверь украшал щит первородных, стяги с ним реяли над золотой Гальтарой, а тень их закрывала весь мир.
— По мне, так хорошо, что его теперь нет, — пробормотал Альдо, — жуть берет на такое смотреть.
— Дети Гоха с радостью освободят блистательного от неприятного ему.
— Достославный, — Альдо явно колебался, — а что это за Зверь, и почему он был на нашем гербе?
— Зверь был сотворен сынами Кабиоховыми. Кэртиана не рождала создания прекрасней и сильней, но все проходит, скалы становятся песком, море — пустыней, огонь — пеплом, а от ветра не остается даже следа. Семя Первородных забыло главное, затем умерло второстепенное, а ныне не осталось ничего. — Енниоль поднялся, бережно держа в сухих коричневых руках ларец, показавшийся Роберу куда менее нелепым, чем час назад. — Блистательные держат свое слово, а дети Гоховы платят за золото золотом, а за смолу смолой. Скоро с Саграннских гор сорвется первый камень, он стронет другие, и враги блистательных сгинут под обвалом.


В то же время Матильда беседует с Питером Хогбердом. Хогберд рассказывает Матильде что утром у эсперадора случился удар и в скором времени он умрет.

Матильда рассуждает какие выгоды и беды принесет это событие. Затем вместе с Хогбердом они обсуждают претендентов на пост эсперадора. Сходятся на мысли что враждующие за власть магнусы выберут самого старого Юния, чтобы выйграть время и привлечь на свою сторону больше сторонников. Например безумного магнуса Оноре.

Поговорив о политике Матильда снова начинает рефлексировать о своей молодости и сетовать на неудачное замужество.
Пока Матильда рефлексирует, Хогберд осведомляет ее о некоей интриге связанной с Агдемаром Кагетским. Но Матильда не успевает вникнуть в интригу и договаривается что посол Кагеты придет к ней разговаривать. На этом принцесса прощается с Хогбердом и возвращается к вину и воспоминаниям.

Робер просыпается от громких звуков после сна:

Самая противная реальность была лучше сна, в котором он оказался одной из голов дурацкого Зверя. Перед ним стояла огромная дубовая шкатулка, наполненная вареной морковью. Ее нужно было съесть во имя победы Раканов, но, сколько Робер ни жевал, проклятая морковка не убывала.

Робер ищет бутылку, но его опережают крики раздающиеся со всех сторон. Робер выскакивает из комнаты и сталкивается с хозяином. Тот говорит ему, что все дело в крысах и советует самому посмотреть. Робер смотрит в окно.
Твари сплошным потоком текли вниз, к городским воротам. Зрелище было столь странным и жутким, что Эпинэ ущипнул себя за ухо, чтоб проснуться.

Робер выходит к воротам, чтобы посмотреть ближе. До утра Робер наблюдает как огромной рекой крысы бегут из Агариса под раздавшийся ближе к утру колокольный звон. Потом идет на конюшню, проведать своего коня. Конюх ему рассказывает, что во главе шествия видел крысью матерь. Потом они вместе принимают роды у кобылки.
Когда Робер покидает конюшню, он с удивлением видит, что уличной торговли нет и вообще пустынно. Потом узнает что в эту ночь умер эсперадор Адриан.

Возвращаясь домой, Робер находит в сапоге и спасает от кошачьих лап крысенка.



В главе так же упоминались персонажи: эсперадор Адриан; кардинал Сильвестр; магнус Луциан; магнус Диомид; магнус Юний; магнус Леонид; магнус Оноре; Анэсти Ракан; Агдемар;

Полезные описания:

Описание ларца Раканов
Красой реликвия рода Раканов не блистала — облупившиеся миниатюры казались чудовищными не столько по содержанию, сколько по исполнению. Некогда дубовый ящик украшали драгоценные камни, но их давно продали, и на их месте зияли дырки, делавшие ларец еще менее привлекательным.
Реликвия, не считая крышки, казалась выдолбленной из цельного куска дерева. Внутри сохранились следы лака, снаружи дерево было инкрустировано грубо выполненными золотыми и серебряными символами Великих Домов — Волной, Скалой, Молнией и Вихрем. Странного вида завитки и зигзаги обрамляли эмалевые медальоны с летящими ласточками, дерущимися жеребцами, морскими чудищами и осенними вепрями, на крышке же древний художник изобразил нечто вовсе немыслимое. Среди похожих на подушки облаков парил разноцветный зверь, четырехглавый и нелепый. Какой-то безумец к птичьему телу добавил четыре змеиные шеи, между которыми извивались щупальца, а на самих шеях сидели изрыгающие молнии конские и кабаньи головы — черные и белые.



@темы: эсперадор Адриан, магнус Юний, магнус Луциан, магнус Леонид, магнус Диомид, кардинал Сильвестр, епископ Оноре, Чтения, Робер Эпинэ, Питер Хогберд, ПОВ: Робер Эпинэ, ПОВ: Матильда Ракан, Матильда Ракан, КнК, Енниоль Гавионн, Анэсти Ракан, Альдо Ракан, Адгемар Кагетский, Агарис