Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Название главы: Красное на красном. Часть первая «Le Temple Foudroyé». Глава 10 Лаик и Оллария «Le Roi des Épées»
Основные репортеры: ПОВ: Ричард Окделл
Место действия: Поместье Лаик, Оллария
Время действия: -
Персонажи: Ричард Окделл, Реджинальд Ларак, Норберт Катершванц, Йоганн Катершванц, Арнольд Арамона, Фердинанд Оллар, Катарина Оллар, кардинал Сильвестр, Фридрих Манрик, Август Штанцлер, Вольфганг фок Варзов, Рамон Альмейда, Альберто Салина, Генри Рокслей, Валентин Придд, Эстебан Сабве (Колиньяр), Арно Сэ (Савиньяк), Юлиус Ауэ, Эдвард Феншо, Ги Ариго, Роберт Лоу, Луитджи Фариани, Константин Манро, Карл Тротта-ур-Фрошенбах, Жульен Горуа, Бласко Дельгадо, Северин Заль, Франсуа Рафле (Рафиано), Жорж Гайар, Анатоль Мей, Макиано Тамазини, Фридрих Зак, Людвиг Килеан-ур-Ломбах, Леопольдо Фиеско, Рокэ Алва.

Во время прогулки Ричард замечает странности в поведении Наля и спрашивает в чем дело. Наль сначала отнекивается, но потом все же сообщает Дику, что Дорак на Высоком Совете предупредил, чтобы никто не вздумал брать его в оруженосцы. Следовательно, о службе у Ариго или Килеана-ур-Ломбаха можно забыть. Гордость Дика задета. "Еще вчера, спроси кто-нибудь, чего молодой Окделл хочет больше всего, он бы ответил — вернуться домой, но одно дело отказаться от предложенной чести, и совсем другое получить пинок под зад!"
Видя состояние Дика, Наль требует у него пообещать, что он не натворит глупостей. Дик обещает, лишь бы тот отвязался, хотя все мысли его только о мести.
Вернувшись в "загон", Дик размышляет над тем, кого он завтра убьет. Кандидатуры три: кардинал, король или маршал. У каждого варианта есть свои плюсы и минусы. Убив Алву, Дик отомстит за отца, но "Ворона врасплох не застать". Убив короля, Дик посадит на трон сына Катарины Ариго и того же Алвы, так что расклада сил это не изменит. В конце концов, его выбор падает на кардинала. По словам Штанцлера главный враг Талигойи - Дорак, "маршал Алва для Дорака не более, чем нож для убийцы", вдобавок именно Дорак виноват в том, что на завтрашней церемонии Дика никто не возьмет.
От сочинения обличительной речи, которую Дик планирует произнести на собственном суде, его отвлекает крыса. Та самая, что приходила в его первый вечер в Лаик. Тогда он загадал, что если ему удастся убить крысу, Талигойя будет свободна. Он швыряет в нее книгу Ожидания, но животное успевает броситься на него первым. От укуса в шею Дика спасает унарский костюм, сшитый из толстенного сукна. Дик отрывает крысу от себя, бросает об стену и добивает сапогом, но тварь в процессе успевает цапнуть его за правую руку. Дик прижигает ранку и надеется, что она не помешает ему исполнить задуманное. Хотя идея убить Дорака после такой дурной приметы кажется ему гораздо менее привлекательной.
Утром братцы Катершванцы замечают, что с Диком что-то не так. Он рассказывает им, что его отправят домой. Йоганн успокаивает Дика:
— Не понимаю. Имена оруженосцев кричат прямо на плац. Та-та… это все знают. Если крикнут тебя, никто не скажет «нельзя». Это есть нарушение порядка.
А ведь Йоганн прав. ЗАПРЕТИТЬ члену Высокого Совета взять в оруженосцы юношу, стоящего на площади Святого Фабиана, не может никто. Выбрал же старик Эпинэ Эгмонта Окделла, хотя ему «намекали», что он должен взять «навозника». А фок Варзов из упрямства назвал Рокэ Алву, хотя с ним говорили и Штанцлер, и Придд…
В приподнятом настроении Дик отправляется на церемонию выбора оруженосцев. Ему приятно слышать, что Арамона поставил его четвертым в списке из двадцати унаров.
Норберт и Эстебан с Альберто сильнее. Йоганн тоже сильней, но в последнем поединке Бергер ему уступил. Ричард гнал от себя мысль, что Катершванц в решающем бою намеренно поддавался, но без этой победы он бы болтался, самое лучшее, в конце первой десятки, а так… Килеану-ур-Ломбаху и Ариго не придется краснеть за герцога Окделла.
Вольфганг фок Варзов просит отпустить Катершванцев в родные земли. Рамон Альмейда выбирает Берто Салину. "Помощник главного интенданта Фридрих Зак взял к себе Юлиуса, а генерал Рокслей, как и собирался, молодого Придда." Килеан-ур-Ломбах, к глубочайшему удивлению Дика, берет в оруженосцы Эстебана. Леопольдо Фиеско называет Бласко Дельгадо. Окончательно преданным Дик чувствует себя после того, как Ги Ариго берет Эдварда Феншо. Теперь он понимает всю наивность своих планов: кардинал сидит на галерее, куда Дик никогда не поднимется, потому что никто его не выберет.
Когда Дик уже внутренне смирился, что церемония станет для него еще одним унижением, которое нужно выдержать с высоко поднятой головой, его имя называет Первый Маршал Рокэ Алва. Поначалу Дик колеблется, не зная, что предпринять: то ли согласиться, то ли высказать мерзавцу все, что он о нем думает. В конце концов он решает, что оруженосец Рокэ Алвы будет более полезным делу Великой Талигойи чем провинциальный дворянин, и дает клятву оруженосца.

В главе так же упоминались персонажи: Эгмонт Окделл, Хайнрих Гаунау, Мирабелла Окделл.

Полезные описания:

Описание крысы:
Серо-бурая тварь с длинным голым хвостом стояла столбиком у порога, сложив на груди передние лапки, до отвращения напоминающие человеческие ручки.
Свет лампы отражался в глазках-бусинках, жесткие — впору Арамоне — усы нагло топорщились.

Церемония в день св. Фабиана:
В день святого Фабиана Арнольд Арамона глядел на мир генералом, если не маршалом. В парадном плаще и шляпе с роскошными перьями он сидел на огромном белом коне, излучая гордость и самодовольство, но его воспитанники не имели счастья лицезреть своего наставника. Двадцать «жеребят» застыли на замощенной белыми и черными плитами площади Святого Фабиана спиной к повелителю «загона» и лицом к Королю и Высокому Совету.
Его Величество Фердинанд Второй, Ее Величество Катарина и Его Высокопреосвященство Сильвестр в окружении придворных восседали на крытой галерее, увитой гирляндами из кедровых ветвей и пунцовых гвоздик. Чтоб как следует рассмотреть Лучших Людей, требовалось задрать голову, а это было строжайшим образом запрещено распоряжающимся церемонией генералом Манриком. Сам Манрик в сопровождении оруженосца и гвардейских офицеров медленно обошел застывших юнцов и отступил к подножию Фабиановой колонны.
Генерал махнул платком, горнисты протрубили «Слава королю Талига», раздалась барабанная дробь и звуки флейты. Вперед выступил высокий человек в черном и белом, в руках которого красовался внушительный свиток. Еще один свиток торжественно развернули на переносной конторке, к которой встал длинный, лысеющий писец, готовясь записывать, кто из Лучших Людей изъявит желание взять себе оруженосца и кого именно. Барабанный бой смолк, и герольд начал хорошо поставленным голосом:
— «Доблестный капитан Арнольд Арамона счастлив сообщить своему государю и всему Талигу, что вверенные его попечению юные дворяне прошли должное обучение и ждут приказаний от короля нашего Фердинанда Второго. Да будет всем ведомо, что означенные дворяне чтут Создателя и наместника Его на земле, владеют шпагой и грамотой и исполнены рвения.
Капитан Арамона ручается за верность и доблесть сих юношей, коих и называет друг за другом, сообразно их воинским успехам и прилежанию.
*имена*
«Двадцать доблестных дворян предлагают свою жизнь, честь и шпагу тем, на чьих плечах держится королевство, — провозгласил герольд. — Кто из Лучших Людей Талига изберет их в оруженосцы?»
Вновь пропели фанфары...
Герольд снова поведал миру имена благородных юношей, готовых вручить свои судьбы столпам королевства. Разодетый в цвета Олларов писец поднялся на галерею. Сейчас Фердинанд подпишет указ, и все будет кончено.

Список "жеребят":
— Граф Эстебан Сабве, наследник герцогов Колиньяров
— Норберт Катершванц из Бергмарка, верный вассал маркграфа Бергера
— Маркиз Луис Альберто Салина из дома Сагнара
— Герцог Ричард Окделл
— Йоганн Катершванц из Бергмарка, верный вассал маркграфа Бергера
— Виконт Арно Сэ, младший брат графа Савиньяка
— Благородный Эдвард Феншо, верный вассал графов Ариго
— Граф Валентин Васспард, наследник герцогов Приддов
— Виконт Константин Манро, наследник графов Манриков
— Благородный Жюльен Горуа, наследник баронов Горуа
— Благородный Юлиус Ауэ, верный вассал графов Гогенлоэ-цур-Адлербергов
— Барон Северин Заль
— Виконт Франсуа Рафле, наследник графов Рафиано
— Благородный Бласко Дельгадо, брат маркиза Дьегаррона
— Барон Жорж Гайар, верный вассал герцога Эпинэ
— Барон Роберт Лоу, верный вассал графов Рокслей
— Благородный Луитджи Фариани из дома Фукиано
— Барон Карл Тротта-ур-Фрошенбах, верный вассал графовЛастерхафт-увер-Никш
— Барон Анатоль Мей, верный вассал герцогов Колиньяр
— Благородный Макиано Тамазини, верный вассал графов Манриков

Описание Рокэ Алвы:
Болтали, что некогда дама из рода Алва согрешила с самим Повелителем Кошек. Так ли это было или нет, но пугающая красота ее потомков могла соперничать только с их подлостью. Никогда еще Ричард не видел человека красивее и… неприятнее. В жилах Алвы текла кровь морисков южной Дигады, но от них Рокэ унаследовал разве что белые зубы и иссиня-черные волосы. Слишком большие для мужчины глаза маршала были ярко-синими, а кожа чуть ли не светлее, чем у чистокровных талигойцев. На первый взгляд Ворон не казался силачом, но о его выносливости и умении обращаться с оружием ходили легенды.
Ричард Окделл прикоснулся губами к гладкой коже, ощутив едва уловимый аромат благовоний. В семье Окделлов почиталось зазорным переступать черту, отделявшую опрятность от щегольства, Ворон придерживался другого мнения.

Присяга Дика:
— Герцог Окделл приносит присягу, — возвестил герольд.
— Я, Ричард из дома Окделлов, — услышал Дикон свой голос, — благодарю Первого маршала за оказанную мне честь. Я клянусь исполнять его волю и служить ему и в его лице служить Талигу. Отныне бой герцога Алвы — мой бой, его честь — моя честь, его жизнь — моя жизнь. Да покарает меня Создатель, если я нарушу клятву. Да будет моя шпага сломана, а имя предано позору, если я предам своего господина. Обещаю следовать за ним и служить ему, пока он не отпустит меня…
Три года выдержать можно, потом он получит рыцарскую цепь и свободу, и тогда спросит с Ворона за все!
— Первый маршал Талига слышал твою клятву и принял ее, — провозгласил герольд.
Алва окинул нового оруженосца скучающим взглядом и протянул унизанную перстнями руку, руку, убившую герцога Эгмонта!
— Оставайтесь здесь, — бросил герцог, поворачиваясь к королю, и Дикону ничего не осталось, как стать за креслом человека, ставшего причиной несчастий их семьи.

Описание Катарины:
он мог любоваться нежным профилем Ее Величества, не принимавшей участия в беседе.
Ричард знал, что Катарину Ариго выдали замуж за ничтожного Фердинанда Оллара, чтобы укрепить зыбкий мир. Матушка и Эйвон сочувствовали девушке, пожертвовавшей собой ради спасения других, и она стоила этого сочувствия! Красота талигойской королевы не била в глаза и не пугала. Кардинал говорил о ней, как о Талигойской Розе, но Дику она казалось бледным гиацинтом или фиалкой.




@темы: кардинал Сильвестр, Юлиус Ауэ, Эстебан Сабве (Колиньяр), Эдвард Феншо, Эгмонт Окделл, Чтения, Хайнрих Гаунау, Фридрих Манрик, Фридрих Зак, Франсуа Рафле (Рафиано), Фердинанд Оллар, Северин Заль, Рокэ Алва, Роберт Лоу, Ричард Окделл, Реджинальд Ларак, Рамон Альмейда, Поместье Лаик, ПОВ: Ричард Окделл, Оллария, Норберт Катершванц, Мирабелла Окделл, Макиано Тамазини, Людвиг Килеан-ур-Ломбах, Луитджи Фариани, Леопольдо Фиеско, Константин Манро (Манрик), КнК, Катарина Оллар, Карл Тротта-ур-Фрошенбах, Йоганн Катершванц, Жульен Горуа, Жорж Гайар, Ги Ариго, Генри Рокслей, Вольфганг фок Варзов, Валентин Придд, Бласко Дельгадо, Арнольд Арамона, Арно Сэ (Савиньяк), Анатоль Мей, Альберто Салина, Август Штанцлер