Enco de Krev
Я твой ананакс (C)
Название главы: Красное на красном. Часть первая «Le Temple Foudroyé». Глава 4 Агарис «Le Huite des Bâtons»
Основные репортеры: пов: Робер Эпинэ, пов: Матильда Ракан, пов: Мэллит
Место действия: Агарис
Время действия: -
Персонажи: Робер Эпинэ, магнус Клемент, Матильда Ракан, Питер Хогберд, Альдо Ракан, Мэллит, Енниоль Гавионн.

Робер наслаждается всеми прелестями новообретенного богатства: из приюта он переезжает в хорошую гостиницу "Зеленый стриж" и больше не ограничивает себя в еде. Договор с гоганами хранится в тайне, по официальной легенде все свое состояние Робер выиграл в кости у подставного судовладельца.
Достославный Енниоль пообещал, что Альдо получит корону в течении двух лет. По меркам Робера это не так уж и много. Альдо решил, что гоганы помогут им нанять армию, с которой они весной высадятся в Северной Придде, а к лету займут столицу, но "куницы" и слышать не хотят об открытой войне. Альдо разочарован, а Робер поддерживает такое решение, ведь полководца, равного Алве, у них нет.
Робера гложут сомнения по поводу обещанной гоганам платы: она кажется ему несоразмерной. Гальтарская крепость у отрогов Мон-Нуар сейчас никому не нужна, хотя раньше там находилась столица всех Золотых земель. А о доэсператистских реликвиях Робер вообще ничего не слышал. Альдо не разделяет обеспокоенности друга. Для него главное - вырваться из Агариса, а дальше он не загадывает.
Роберу доставляют приглашение от магнуса ордена Истины Клемента. Он приходит в аббатство святого Торквиния. Магнус Клемент говорит, что недавний выигрыш Робера был знаком свыше. Настало время спасти Талигойю. Их прошлые неудачи связаны с тем, что раньше на них не было благословения Истины. Он обещает Роберу золотые горы и просит не рассказывать об их разговоре никому кроме Альдо, а особенно Эсперадору, не желающему воевать с еретиками. "К одному твоему золотому приложится шесть орденских, и пойдут они на великое дело. Эпоху Ветра Альдо Ракан встретит королем Талигойским."
Тем временем принцессу Матильду навещает барон Питер Хогберд. Он возвращает ей фамильную драгоценность - янтарные четки, заложенные Альдо во второй главе. Матильда настаивает на том, чтобы возместить траты Хогберда - "Есть люди, быть обязанным которым неприлично". Она показывает Альдо возвращенные четки, а он рассказывает ей о выигрыше Робера.
Ночью, воспользовавшись тем, что все ее соплеменники не покидают своих комнат, Мэллит тайно проникает в чертог одного и четверых, где стоит ара. Мэллит хочет снова увидеть Альдо, в которого она влюблена. Ара показывает, что вокруг Альдо суетятся люди в сером, осуществляя обряд, схожий с тем, который провел Енниоль, но без залога. Мэллит в ужасе. С сильной болью ранка на груди открывается, и Мэллит вынуждена вернуться в свою комнату. Утром ее находят без сознания на залитой кровью постели.
Робера беспокоит договор Альдо с истинниками. Но принц совершенно спокоен на этот счет. Он планирует использовать гоганов и эсператистов, как противовес друг другу: "если «куницы» и «крысы» вместо пальца захотят руку оттяпать, я их натравлю друг на друга".
После конской ярмарки, на которой друзья выбирали коня для Альдо, с ними встречается Енниоль. Он расспрашивает Альдо о минувшей ночи. Принц говорит, что общался с истинниками. Достославного интересует, не пролилась ли прошлой ночью кровь, на что Альдо признается, что и впрямь поранился, но где и как он не помнит. Енниоль просит Альдо во всем соглашаться с истинниками, но ничего не предпринимать, не посоветовавшись с ним.

В главе так же упоминались персонажи: Рокэ Алва, Эгмонт Окделл.

Полезные описания:
Сведения об ордене Истины:
...письмо (серая бумага), запечатанное серым воском, на котором была оттиснута мышь со свечой в лапках и слова: «Истина превыше всего».
Магнус Клемент был единственным, кому Иноходец верил меньше, чем достославному Енниолю...
...рядом с магнусом Истины могли быть только монахи, причем гнусные и скучные. В других орденах попадались весельчаки, умницы и отменные собутыльники, «истинники» же походили друг на друга, как амбарные крысы, и были столь же обаятельны и красивы.
Правнуков Кабиоховых «крыски» ненавидят, будь их воля — в Агарисе не осталось бы ни одного гогана, но у Эсперадора и остальных магнусов — свое мнение. Для них рыжие прежде всего купцы, обогащающие Агарис, и лишь потом еретики, причем тихие.
Аббатство святого Торквиния:
Высокопреосвященство обитал в аббатстве святого Торквиния, столь же сером, как и его обитатели. Остальные ордена полагали, что Божьи Чертоги должны вызывать восторг и благоговение, и на украшение храмов и монастырей шло лучшее из того, что было в подлунном мире. «Истинники» были нет, не скромны, потому что скромность тоже бывает прекрасной, они были нарочито бесцветны. Даже обязательные для эсператистского храма шпили, увенчанные кованым язычком пламени, были не вызолочены, а покрашены в мышиный цвет.
Кабинет… То ли больница для бедных, то ли подвал для овощей — серо, мрачно, тошно…
Магнус очень прямо сидел на жестком деревянном кресле с высокой спинкой, украшенной то ли изображением мыши со свечой, то ли портретом самого магнуса.
Сведения о Матильде:
Вдовица не чаяла в ней (собаке) души и не уставала повторять, что Мупа умней и благородней любого дворянина.
Смелую до безрассудства Матильду от Хогберда тошнило, но приходилось терпеть и соблюдать приличия.
Матильда Ракан принадлежала к той редкой породе женщин, которые терпеть не могут заниматься своими туалетами. Всем портновским изыскам принцесса предпочитала мужское охотничье платье, но, несмотря на небрежность в одежде, пристрастие к мужским забавам, крепким словечкам и выпивке, всю жизнь пользовалась бешеным успехом. Ее последний любовник был на двадцать лет моложе великолепной Матильды, и избавилась она от него с большим трудом, объявив, что пятидесятилетней бабе нужно думать если не о душе, то о внуке и политике.
...она не терпела, когда ей помогали больше, чем нужно.
Матильда Ракан в вине и впрямь разбиралась. Так же, как в политике, оружии и лошадях, а вот дела, извечно почитающиеся женскими, ее раздражали.
Матильда искренне презирала дворян, живущих за счет богатых друзей, что отнюдь не мешало ей самой подкармливать тех, кто был еще бедней, чем она.
Описание Мупы:
За дверью раздалось пыхтенье и царапанье, затем створки раздвинулись, и в щель протиснулся сначала мокрый черный нос, затем — голова и, наконец, вся Мупа.
Мупа принадлежала к благородному роду короткошерстных дайтских легавых и была воистину королевской собакой.
Принцесса с ложной строгостью отпихнула от себя коричневую морду...
Сведения о Хогберде:
Когда восстание Окделла стало захлебываться, Хогберд бросил мятежного герцога и удрал в Агарис, хотя именно он подбил беднягу Эгмонта на отчаянный шаг. В этом был весь Питер — загребать жар чужими руками, а если запахнет жареным, прыгать в кусты, и пусть отдуваются другие.
Принцесса не сомневалась, что Хогберд спит и видит себя кансилльером...
От баронского «знаете ли» Матильду трясло, равно как и от его бороды. Впрочем, без бороды Хогберд был еще хуже. Когда пять лет назад Питер впереди своего визга примчался в Агарис, его лицо покрывала короткая пегая щетина. Борец за свободу Талигойи, удирая, озаботился побриться.
Откуда у прибежавшего в Агарис чуть ли не в чем мать родила Хогберда деньги, Матильда не знала, но барон как-то сумел поправить свои дела, недаром на его гербе красовался цветок тюльпана, из которого сыпались золотые монеты.
Да, Питер Хогберд — Человек Чести. По рождению. Только вот честь и рядом с ним не лежала, даже странно, что он в родстве с Окделлами.
Сведения о Мэллит:
...ночные прогулки были единственным счастьем, которое знала младшая дочь достославного Жаймиоля.
Мэллит росла тихой, замкнутой и очень послушной, как и положено младшей дочери и к тому же дурнушке.
...Мэллит оставалась безнадежной худышкой, которую чуть что начинало тошнить.
Причитания родичей девушка выслушивала молча. Вернее, не выслушивала. Она очень рано научилась кивать головой и думать о своем. Ее считали слабой, послушной и глупенькой, а она лазала по деревьям и крышам не хуже кошки и перечитала все оказавшиеся в доме книги, а было их немало.
То, что на ней никто не женится, Мэллит не пугало — ее не привлекала жизнь, которую вела мать, и она не завидовала красоте сестер.
...она прочла Кубьерту (Великая Книга гоганов)
Робер о мятеже Эгмонта:
Робер никогда не забудет жаркое лето, пыльные дороги, тучи мух над головой и чувство бессилия. Эгмонт рассчитывал поднять север и северо-запад, но крестьяне продолжали копаться в земле, а ремесленники тачать сапоги. Их не волновало ни кто сидит на троне, ни как называется столица, а до богословских тонкостей им и вовсе не было дела. Хотя чего ждать от хамов, ведь даже ему, Роберу Эпинэ, все равно, в каких тряпках ходят монахи и непогрешим ли Эсперадор.


@темы: магнус Клемент, Эгмонт Окделл, Чтения, Рокэ Алва, Робер Эпинэ, Питер Хогберд, ПОВ: Робер Эпинэ, ПОВ: Мэллит, ПОВ: Матильда Ракан, Мэллит, Матильда Ракан, КнК, Енниоль Гавионн, Альдо Ракан, Агарис